Инструмент

Где нужно резать чтобы умереть

Где нужно резать чтобы умереть

нужно, резать, умереть

Хороший денек. сейча мне 20 лет и я пока живу. В период с 18 с половиной до 19 лет. полгода я игралась с жизнью. раз за разом пробовала резать себя, но всегда не дотягивала. не хватало на решительный шаг, да и без этого символического пореза не погла проджить и некольких дней. На денек собственного 19-летия всё было распланировано. я желала посидеть с гстями как раз чтоб со всеми проститься, а позже уйти. типа пойти гулять, а по сути напиться, приняить пилюль и замерзнуть на улице так как конец весны и было очень холодно. На тот момент был сотворен веб-сайт, на котором было прощание со всеми, разъяснение почему так делаю, что конкретно делала, написана правда по всем тем вопросам в ответах на котоые мною была сказанна неправда Всё было подготовлено.
Но. было тяжело либо быстрее хотелось побыть с кем-то рядом и окрыто, а не играя в сказку. как прекрана жизнь и я поехала в гости к подруге поначалу просто гласили. общались а позже я ей произнесла все прямым текстом все свои планы она была не просто в шоке, а вообщем посиживала и молчала позже рыдала, а я не понимала сначала, почему она себя так ведет. Была уверена, что все очень просто погрустят через пару дней забудут, но видимо в реале все не так.
После моих слов мы еще длительно посиживали молчком, позже она гласила отрывки фраз. домой я приехала ни в одном состоянии и просто ожидала эти 10 дней остававшиеся до выдуманной даты.
В тот денек с самого утра эта подруга контролировала меня. она просто помешала моим планам. я понимала, что если пойду против у нее на очах, то она всем скажет тогда и все будут переживать, а я этого не желала, пэтому просто целый денек просидела, позже было еще несколько уже легкомысленных порезов вен, а позже был один суровый, но вновь успели придти и оказать помощь.
С того времени вроде все забылось. стало даже отлично. Мне порекомендовали заняться деятельностю, притом хоть какой, просто чтоб не было ни минутки свободной. я занялась. на данный момент мой денек расписан практически по часам, иногда и по минуткам, но то что было. оно ворачивается опять. каждый денек вспоминаю как года 4 вспять гласила с психологом, что боюсь дохнуть, хотя тогда не было поводов. это просто были мысли, пишу на дайри что не желаю дохнуть. при всем этом вновь ищу ссылки на старенькые веб-сайты, где все темно и пессимистично, где много методов написано как воплотить хотимое.
Я не желаю по сути. не желаю. да и тормознуть не могу. я отменяю все дела. сажусь в какой-либо разрушенный безлюдный дворик. пью, курю и думаю что сказать, что написать в прощании и стоит. Начиная с 8 марта 2007 года до середины лета 2007 умерло 5 родственников. 5! и трое посреди знакомых. это было нереально. я ощутила на все 100, что ощущают люди когда кого-либо не становится. Была уверена, что больше я не буду никогда мыслить о суициде, но не так много времени прошло, и я опять по полдня смотрю на запястье руки, хотя там еще не прошли старенькые шрамы, а я уже желаю добавить новых. Я не знаю, что делать и не с кем побеседовать, так как никто не усвоит. единицы сообразили впервой, на данный момент уже никто. а дохнуть я не желаю, да и не совладать с желанием резать руки. порою даже просто захожу на кухню а там ножик. и здесь же опять мысли, а если нужно к тому же буханкаа отрезать. то для меня это просто испытание, пока хватает приложить лезвие и почувствовать его холод на руке но что-то внури просит действовать далее, а я не желаю. я не желаю снова повторять ошибку, не желаю порить жизнь ни для себя, ни близким. что мне делать? подскажите.

Дело в том, что преждними попытками самоубийства Вы дали над собой власть демонам. Они и есть то самое «что-то снутри», что вожделеет Для вас погибели. Это тщательно описано у Вас на веб-сайте.
Занятость. дело не плохое, но 1-ое и главное, что Для вас поможет. это искреннее покаяние и церковная исповедь в грехе самоубийства, пробы которого Вы совершали.
Это обязательно поможет Для вас.

Привет! Один кинофильм демонстрировали по телеку ок года вспять, (я сам правда не смптрел) там жители страны восходящего солнца изучили воду, брали 2 3-х литровые банки, наливали одну и туже воду и ставили в однообразное место на месяц вроде. Одной банке гласили отличные слова и через определенное время вода в ней позеленела. А другую ругали и гласили дурное, и в этой банке вода протухла и пожелтела.
Так к чему я об этом, ты не избавишься от мысли о суициде, пока не перестанешь подкармливать её все той же депрессивной энергетикой. Может пока некоторому для тебя каждый денек гласить отличные слова любви, так попробуй согреть себя изнутри. Снутри в сердечко каждого много любви, только нет иногда способности ей проявиться. Как согреешь себя, сможешь и другим даровать тепло и удовлетворенность. Ну хоть заместо того чтобы на шрамы глядеть, посмотри на небо, на Солнце, бери с него пример, свет его неиссякаем, так как дарует тепло и удовлетворенность 😀
Желаю счастья! Пиши!

Согласна с Братом, что конкретно бесы внушают для вас назойливые мысли и только исповедь, молитва и беседа с православным священником сумеют их одолеть. Не дай им власти убить тебя! Только так их можно одолеть! Бог в помощь!

Жил был мудрейший правитель Соломон. Но, невзирая на свою мудрость, жизнь его не была размеренной.
И обратился в один прекрасный момент правитель Соломон за советом к придворному мудрецу с просьбой:
«Помоги мне – очень почти все в этой жизни способно вывести меня из себя. Я очень подвержен страстям, и это очень мне мешает!»
На что мудрец ответил:
«Я знаю как посодействовать для тебя. Надень это кольцо – на нём высечена фраза: «ЭТО ПРОЙДЁТ!» Когда тебя поймет сильный гнев либо большая удовлетворенность, взгляни на эту надпись, и она отрезвит тебя. В этом ты найдёшь спасение от страстей!».
Шло время, Соломон последовал совету Мудреца и обрёл Stihl.
Но настал момент и в один прекрасный момент, как обычно взглянув на кольцо, он не успокоился, а напротив – ещё больше вышел из себя.
Он сорвал кольцо с пальца и желал зашвырнуть его подальше в пруд, но вдруг увидел, что и на внутренней стороне кольца имелась какая-то надпись.
Он пригляделся, и прочел:
«И ЭТО ТОЖЕ ПРОЙДЁТ…»

Когда-то издавна старик открыл собственному внуку одну актуальную правду:
— В каждом человеке идёт борьба, очень схожая на борьбу 2-ух волков. Один волк представляет зло: зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ересь. Другой волк представляет добро: мир, любовь, надежду, правду, доброту и верность.
Внук, тронутый до глубины души словами деда, задумался, а позже спросил:
— А какой волк в конце одолевает?
Старик улыбнулся и ответил:
— Всегда одолевает тот волк, которого ты
кормишь.

Милая dela-vie!
Ты просишь у нас совета. Потому что гласил один персонаж книжки Дюма (Атос). люди требуют совета только для того,чтоб ему не последовать,а если и следуют,то для того,чтоб было кого винить потом. Но все же,поддержка-это то,чего так нередко и фатально не хватает.Ты верно делаешь,что думаешь о близких.Задумайся,стоит твое «избавление» их мук до самой погибели.Ну и свободы ты не получишь. ты получишь ПУСТОТУ.И боль от мемуаров,которые ты НИКОГДА не сможешь похоронить.НИКОГДА.А еще прибавь к этому твои мысли о том,что любящие тебя жутко страдают там,на земле. и ты уже НИКОГДА не сможешь побыть с ними рядом,обнять,придавить к для себя,побеседовать,облегчить их участь. я сама неудачница. руки в шрамах, 2 раза из петли вытаскивали.На 3-ий поняла ЭТО и сама вылезла.Так что задумайся,а лучше почувствуй это.стоит твои СИЮМИНУТНЫЙ каприз из Долголетней боли.

Не надо зацикливаться на для себя.Вокруг тыщи людей погибают от неизлечимых заболеваний, а в детдомах тыщи малышей мучаются от нехватки материнской льбви и чувственной депривации.Задумайся, может ты могла бы кое-чем им посодействовать(устроиться санитаркой в онкологическую поликлинику либо в детский дом).Хорошо это обмозгуй и побеседуй с местным священником на данную тему.

Брат. тут на веб-сайте всё еще проще. я написала, читала, некие комменты не с первого раза, а в жизни. в жизни нужно быть сильным. нужно открыться на все 100 и быть готовой слушать и не просто слушать а принимать то что молвят,а иногда.
Спасибо за совет в искреннем покаянии.

Толик. просто спасибо!
ты произнес мне правду которую я отторгала

Клинок-во-Тьме, жёстко написано. очень. затавляет отлично и навечно задуматься
просьба: ты не неудачница.
просто. просто не думай про себя так пожалуйста

Макс, Вы правы по поводу других людей которым еще ужаснее. Чтоб работать с детками с суровыми диагнозами нужно самому быть очень и очень сильным. я пока как досадно бы это не звучало не так сильна. моя деятельность на данный момент как раз и есть работа с детками, правда с обыкновенными которые прогуливаются в школу, гуляют во дворе. мы придумываем игры и приходим во дворы предлагая детям поиграть в приготовленную игру. и они рады и мы, лично я, отвлекаюсь ото всего, так как трудно смотреть за тем чтоб сходу всем детям было отлично и всем бы нравилась предложенная игра. Не знаю, это ли Вы иели ввиду, но на другие формы взаимодействя я пока наврно неготова, поточнее не готова испытать начать. ну и эта деятельность мне нравится.

Любовь, видимо да, видимо это уже единственный выход
мысли: случаем пропустила Ваше сообщение, наверное просто поэтому. что сделать это трудно.

Для вас, наверное, приходилось сталкиваться с компьютерными вирусами. Примерно так же ведут себя злые духи: вставляют в сознание человека свои идеи и образы.
Схватка, которое ведет с Вами нечисть, подобно турниру по фехтованию. Ваш неприятель делает укол, еще укол. уже более глубочайший. А Вы не сопротивляетесь.
Ваша задачка отклонять нападения рапирой мозга. Скажем, появился смутной ужас перед ножиком. Наденьте на ножик мысленный чехол и сделайте над собой усилие, чтоб закрыть немедля этот сюжет с ножиком. Голова все-же Ваша, Вы ей распоряжаетесь. Если Для вас все-же предложат приложить лезвие к телу, ну, приложите его на уровне мыслей (в чехле)
к разделочной доске. Никогда не прикладывайте лезвие к телу и вообщем не переносите эту борьбу из области чисто мысленной в область действий. Это в Вашей власти, ведь воля – Ваша, мышцы – тоже Ваши. Не отдавайте их в рабство всякой нечисти! Тогда уровень безопасности повысится.
Но, понимаете, эти бесы такие хитрые и занудные, что мы, люди, не можем их стопроцентно победить своими силами. Нужно просить помощи, скажите хотя бы мысленным шепотом: «Господи, помилуй».

Много всего неплохого сдесь написано, со всеми согласна. Желаю добавить кое что от себя. На минуту представь, что ты «посильнее обыденного» порезала вены и внесла заразу. Тебя то спасили и все ок, просто пришлось отрезать руку. По локоть. Правую. А позже втюрилась и вот свадьба. Стоишь в карсивенном платьице, фата, возлюбленный, гости вокруг и ты самая-самая прекрасная. Но без руки по локоть. Правой. Той, на которую одевают кольцо. Подают Кольца. в левой руке букет. Куда его деть? И вобще, все пялятся.
Жизнь волшебна. Но на всех может накатить. Борись. Будь умничкой. На меня тож время от времени находит. я тогда звучно себя отрезвляю, говрю сама с собой.
А 20 лет. замечательно 🙂 И дома не сиди, выйди погулять. Все у тебя получится 🙂 Удачки 🙂

Princess N, спасибо за совет хотя и не совершенно понятно как идеями управлять. В обычном состоянии они мои, но при желании они уже не подчиняются

Юлия, спасибо за эту большенную поддержку!

Со всеми дурными и небезопасными помыслами нужно биться.
Лучше биться сходу, пока помысел не успел окрепнуть и обнаглеть.
Самое крепкое орудие в этой борьбе. это молитва.
Еще нужно мыслить, как одолеть помысел. Мне помогает таковой прием: модифицировать небезопасные помыслы на похожие, но неопасные (это относится, сначала, к образным представлениям).

Агрессивно,зато правдиво. А неудачница быстрее в кавычках, ибо 3 раза так и не выполнила загаданое. и,знаешь,не жалею.А с Юлией насчет инфекции согласна.Учусь в мединституте,там такие кошмары про инфецирования говорят и демонстрируют. вот еще совет: попробуй наносить для себя не шрамы,а полосы красноватым фломастером на руке. Небольшой психический трюк,но у неких,молвят,срабатывает.Такая ритуальная бескровная скарификация.Так будет легче биться с твоим недугом. И не переставай биться,твоя жизнь и судьба твоих родных в твоих руках.Пользуйся этим,пока есть возможность,ибо ничто не вечно и никто не вечен!И упорства и верности для тебя.

Где нужно резать чтобы умереть

2 года вспять ушёл из жизни мой папочка я очень скучаю по нему!Как он погиб у меня в жизни все поменялась рассталась с парнем нередко ругаюсь с матерью которая не осознает меня и даже за человека не воспринимает неизменное ссора с братом который терпеть не может меня и гласит что Папа погиб из за меня не думает что Папа всегда задумывался о нем как заработать средств и выслать ему в Китай когда он обучался а когда он окончил он задумывался как его устроить на работу. Из за погибели отца дома все поменялась я очень закрылась внутри себя хохот который был пропал место этого появилась лживая усмешка над людьми какие они тупые в моем разговорном речи появились противные слова я ночую не сплю всегда плачу на учебу не охото ходить в голове одна идея как уйти из этой жизни как умереть. Я повсевременно причиняю для себя боль ночами я режу для себя руки ноги где не видно от боли мне становиться тихо!подскажите как умереть как сделать селе отлично?!

Амина, чтоб сделать для себя отлично, нужно не дохнуть, а стараться поменять условия в каких ты живешь. Я не думаю, что твой папа был рад узнав, что его возлюбленная дочь решила уйти из жизни. Не думаю, что он бы такового желал тебе. Для тебя необходимо отдыхать от этой обстановки, разговаривать с людьми, заряжаться позитивом и обходить стрессы, волнения, споры. Можно писать ежедневник, выплескивать эмоции, можно писать письма другу, чтоб ты желала ему сказать. Может быть, ты отыщешь такового друга и поделишься с ним собственной историей. Если ты режешь себя, то, кажется, в для тебя много не пережитой боли, общайся с хорошими людьми, с теми, кому ты будешь не безразлична.

Здрасти, Амина. Терять близкого человека больно и трудно, но наверное папа желал бы, чтобы вы жили, устроили свою личную жизнь, детей родили. Потому не нужно отчаиваться, обучайтесь, работайте, найдите хобби, увлечения. Резать себя не нужно, шрамы безобразны, ну и инфекции для вас точно ни к чему. Лучше займитесь бегом, плаванием, активными видами спорта. Держитесь, Амина. Всё ещё наладится.

Вы любите Отца, но при всем этом если решите уйти, сделаете плохо всем и семье и ему. Нужно жить далее. Начните помогать людям. Полюбите свою семью, вроде бы это не казалось сложным. Самое главное боритесь.

Я так и не сообразил. Вы спрашиваете как для вас умереть, либо вы желаете что бы вас потдержали? Меня честно говоря с юношества ростила одна мать и всё. Но в конце концов я вырос неплохим человеком. Ранее меня чмырили в школе. Но я поверил в себя и нашёл внутри себя силы. Сейчас ребята молвят что я «чёткий парень». Я так же как и вы задумывался, что буду без 2-ой половинки, но это одна из моих наилучших ошибок. Просто поверьте в себя и перестаньте компликсовать. Да, я не знаю какого это утратить родителя. Но в какой-то момент, все уходят из жизни. Примите эту действительность и живите далее.

Здрасти, Амина!Я понимаю и могу представить, что это, когда семья осталась без кормильца. Неуверенность и нужда самим зарабатывать средства.Вы убеждены,что Ваш покойный отец желал бы, чтоб Вы резали для себя руки тайком, ругались,врали,презирали людей,бранились с матерью?Во-1-х, возьмите на себя усилие-не конфликтовать в своей семье. Если есть возможность, сделайте все нужное по религиозным правилам Вашей веры для упокоения Вашего отца, подавайте милостыню.И в конце концов, обратитесь к психологу.Горевание не должно продолжаться более одного года,к этому сроку человек более-менее смиряется и устраивает свою жизнь,совладевает с унынием и остается тихая грусть.По-видимому, у Вас этот период затянулся, без помощи спеца рискуете получить депрессию.

Здравствуй, Амина. Очень соболезную Для тебя в связи с потерей настолько близкого Человека. Такие утраты оставляют тяжкий след на всю жизнь. А Ты растеряла Папу когда самой еще было мало лет. Очень жалко. Обычно в такие моменты принципиальна поддержка близких. Но каждый человек переносит горе по различному. Твои родные реагируют не потому что Ты, и их нужно просто осознать. Постарайся все-же пережить это горе. Побудь на данный момент самостоятельной и сильной Дочкой. Наверняка, Папа желал бы созидать Тебя конкретно таковой. Вспоминай о нем сама, рассказывай о нем своим знакомым, а в дальнейшем. своим детям. Память о нем будет живая. Совершай добрые поступки в Память о нем. Если есть возможность, сделай те дела, которые он желал, но не успел, сделать. Не думай о собственной погибели. Если тяжело, старайся бывать в каких-либо местах, где много людей, это помогает отвлечься. Не кидай учебу. Если есть желание, заводи знакомства, но если считаешь что еще не готова, не принуждай себя. Успеешь еще это сделать, ведь Для тебя всего 20 лет. И, естественно, попробуй не травмировать себя, ведь это может привести к дилеммам со здоровьем в дальнейшем. Желаю Для тебя множества сил и фурроров.

Привет. Да, естественно больно терять дорогого человека, но это не 1-ые твои похороны, люди смертны. Я лично верю в воскресение. Но это офф топик. Взгляни вокруг себя, миллионы людей лицезрели отца пьяницы, садиста, алкоголичную мамку. Помоги таким людям, зайди в интернат принеси им тетрадей и ручек к примеру, либо в вебе куча людей безнадёжно нездоровых, собирающих средства на исцеление, ты полностью можешь жертвовать некую сумму средств каждый месяц. Если ты снимешь взор со собственных заморочек, то хохот и чувство действительности к для тебя вернётся. Выбора у тебя нет, ты живёшь на земле, на которой не сгнивают только камешки, все другие в какой-то момент перевоплотился в пыль.

Здравствуй! Терять возлюбленных людей всегда тяжело и все люди через это проходят! Естественно все мы когда-нибудь умрем, но это не помогает и не упрощает боль утраты, она просто притупляется с течением времени! На данный момент для тебя не просто, я это очень отлично понимаю. Много чувств, которые тебя переполняют. Ты должна попытаться взять себя в руки, твой брат, как мне кажется, тоже очень скучает по отцу, как и мать. Вы семья, а означает должны держаться вкупе, в особенности в таковой тяжкий момент. Твой папа очень бы этого желал! Как и того, чтоб ты жила и была счастлива! Оттого что ты убьешь себя никому легче не станет и это далековато не выход, имей силы и мужество жить для него, постарайся стать сильной, чтоб он мог тобой гордиться!

Где нужно резать чтобы умереть

Простите за то, что тут много воды. Просто написала то, что меня волнует.

Хорошей ночи. У меня было схожее состояние, в твоем возрасте. Я задумывалась, меня никто не любит, что я уродец. Я сейчас модель. Все знают, что я прекрасная. Я длительно в это не веровала, меня в школе чморили. Как оказывается, я всегда была прекрасной, просто из-за этого давления этого не лицезрела. Мне подфартило, со мной работал неплохой психолог. Для тебя могу сказать одно. воспринимай себя таковой, какая ты есть. Мировоззрение других непринципиально. Тем паче, тех, кто преднамеренно желает задеть. Принципиально только твоё. Люблю тебя. Не делай этот глуповатый шаг. Всё можно поправить, только погибель поправить нельзя.

READ  Какую шлифовальную машину выбрать для дерева

Здравствуй! Если сказать обо всём происходящем у тебя на данный момент в общем, то все это временное и в наиблежайшие годы ты сама в этом убедишься. Просто 15 лет это пик переходного возраста, когда происходит переход из сознания и физиологии ребёнка к сознанию и физиологии взрослого. Это один из самых тяжелых периодов (если не самый тяжелый) в жизни каждого человека. Просто все переживают это по-разному и по многим и не скажешь, что по сути снутри они очень переживают. Этот период аккомпанирует специально выделенный психический кризис переходного (подросткового) возраста. Закончится всё это годам к 18-20, почти все в жизни нормализуется и жить будет намного комфортнее. А пока, относись с осознанием к своим переживаниям. Стоит почитать про кризис подросткового возраста и будешь лучше себя на данный момент осознавать. Сёстры неизбежно повзрослеют и поумнеют и усвоют, что схожее поведение неуместно. Наружность поддаётся корректировки, ведь не считая питьевой есть и много других, но при всем этом равновесных диет. Но, вероятнее всего, для тебя и не нужно худеть, а просто для тебя так кажется, вероятнее всего у тебя совсем обычный вес. Спроси доктора. стоит для тебя худеть и если что-то, то как. Друзей отыскать никогда не поздно и иногда лучше быть одной, чем стремится в компанию тех, где не только лишь встречают, да и провожают всегда по одёжке и наружной составляющей. То, чем для тебя хотелось бы заниматься в жизни, проще осознать, пройдя в сети испытания на профориентацию, получив на базе собственных ответов список очень подходящих профессий. Ведь их сотки, о многих ты просто можешь и не знать. Если есть склонность к творчеству, всегда найдёшь огромное количество подходящих для тебя вариантов занятий, которые будут для тебя в удовлетворенность. А учёба нередко находится в зависимости от внутреннего состояния организма. Если есть слабость, упадок сил и отсутствие мотивации к учёбе, это может быть следствием неверного режима денька, недосыпания, несбалансированного питания, нехватки витаминов. Если всё это привести в норму, нормально спать, питаться, пить витамины, то и сил и бодрости у тебя, непременно, прибавится. Также, советую сходить к психоаналитику и поведать о своём состоянии. Он, в отличие от психолога, вправе ещё и подобрать и выписать надлежащие лекарства, которые отлично могли бы сделать лучше твоё психоэмоциональное состояние уже на данный момент. Также, он может детально проконсультировать тебя по вопросам ослабления воли и мотивации к учебе и дать подсказку как это поправить. Психоаналитик есть не в каждой больнице, потому, выясни, где он есть (обзвонив несколько) и, если это муниципальная больница, то попасть на приём можешь безвозмездно по полису. Не считая того, если идти куда-то сходу не готова, всегда можешь обратиться на бесплатные телефонные косильной лески (с кодом 8-800) служб психической помощи. Некие из имеющихся линий указаны здесь: https://www.pobedish.ru/main/suicidologicheskie_slujby Желаю для тебя начать с осознанием относиться к собственному возрасту, обдумывать, что ты растёшь, меняешься и являешься снаружи картиной никак не завершённой. Не делай о для себя ранних выводов. Имея твёрдое желание что-то внутри себя поменять. всегда можно достигнуть хотимого результата. А для того, чтоб были силы и желание всего этого добиваться, необходимо восстановить твоё психоэмоциональное состояние и вести здоровый, дающий силы, стиль жизни согласно обычным общеизвестным советам, которые нетрудно отыскать в сети. Дорогой человек, избери жизнь, займись собой и равномерно всего добьёшься!

Здрасти. Милая, у вас на данный момент непростой, переходный возраст, вот поэтому кажется, что никто не любит, не осознает, вы ранимы и обидчивы, нередко охото поплакать, пожалеть себя и т.д. Но это временно. Вот увидите, что в дальнейшем сами будете удивляться почему те либо другие вещи так расстраивали, раздражали.
А пока несколько советов. вы обучайтесь себе и собственного удачного грядущего. Потому нет никакого смысла прогуливать, потому что ни мать, ни другие родственники, а конкретно вы теряете возможность отлично окончить школу, поступить в достойный Университет.
Может быть, на данный момент вы ни в чем же не видите никакого смысла, но это не означает, что так будет всегда. Вы взрослеете, развиваетесь, равномерно будут изменяться и ваши взоры и принципы, желания и мечты. В нашей жизни принципиально быть готовой ко всему и уметь не опускать рук, биться, преодолевать! Друзья ещё появятся, впереди много времени и способностей, чтоб их повстречать. Естественно, не нужно себя резать! Шрамы. дело не такое уж приятное. Лучше бегайте, делайте зарядку, пресс качайте, катайтесь на роликах, велике. Хоть какой спорт. отлично отвлекает и полезен для здоровья. А суицидом, милая, никому, ничего не обосновать. Жизнь одна, запасной не будет никогда! Не растрачивайте время на грусть и угнетение. Почаще улыбайтесь и настраивайтесь позитивно!

Дорогая девченка, гоните, пожалуйста, от себя вот эти нехорошие мысли о для себя, прям против воли, замещайте их на обратные. Это задачи переходного возраста, осознаете не только лишь тело изменяется, кожа жирнится, да и психика строится либо расстраивается, в общем, формируется. К огорчению, это таковой процесс: из куколки в бабочку. Для вас, естественно, нужен неплохой друг и психолог. Есть ли у вас в школе психолог? Если нет, выищите на этом веб-сайте есть контакты различных служб помощи, позвоните на телефон доверия. Все, что вы озвучили, очень грустно, но точно все не так по сути: вы и прекрасная, и умная, и увлекательная, для вас только на данный момент несколько трудно это понять. Поверьте, через такие состояния проходят многие, но не по всем видно, что их что-то разочаровывает. В моей жизни было очень похоже, но все прошло, установилась не плохая жизнь. Пожалуйста, не режьте для себя руки, не портите свое красивое тело. Попытайтесь больше гулять на свежайшем воздухе, пораньше ложиться спать и довольно рано вставать, сходите в библиотеку, выищите там книжки, которые подымут для вас настроение, скачайте для себя позитивную музыку на телефон, больше пейте воды. это как-будто очень обыкновенные меры, но они осязаемо нормализуют гормональный фон, а гормоны у женщин правят обилием процессов, и настроением, и мотивацией, и качеством волос и кожи. Постарайтесь принять этот тяжкий период вашей жизни с терпением, он непременно пройдет. А если вы возьметесь за себя с любовью, то пройдет еще резвее. Попросите у Бога поддержки, Он очень желает Для вас посодействовать и очень любит Вас. У вас все обязательно наладится! Обнимаю.

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Скворцов Алексей Алекссеевич

В 1976 г. южноамериканский философ Джудит Джарвис Томсон опубликовала статью « Убийство. позволение умереть и неувязка трамвая », где в первый раз привела пример с толстяком, которого сбрасывает на рельсы наблюдающий, желающий спасти пятерых человек от попадания под трамвай. Этот пример потребовался ей, во-1-х, чтоб поспорить с решением трамвайной проблемы, предложенной Ф. Фут в контексте полемики с доктриной двойного эффекта, во-2-х, для сопоставления 2-ух явлений: убийства и позволения умереть. Дж. Дж. Томсон оспаривает распространенное мировоззрение, что убийство всегда ужаснее, чем бездействие, когда наблюдающий может посодействовать умирающему, но не делает этого по какой-нибудь причине. С ее точки зрения, рассмотрение моральных проблем указывает, что есть ситуации, когда позволение умереть будет худшим выбором, чем лишение жизни. Что все-таки касается проблемы толстяка, то тут создателя интересует вопрос: можно ли правильно обосновать, что сбрасывать толстяка нельзя? Приведя несколько схожих примеров, Томсон определяет несколько аргументов, в том числе резон о том, что проблема толстяка, в сути, есть попытка распределить опасность меж шестью персонажами, но дело в том, что наблюдающий не только лишь распределяет опасность, да и порождает новейшую опасность для невинного человека. На российском языке статья Томсон публикуется в первый раз.In 1976,

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению. автор научной работы — Скворцов Алексей Алекссеевич

the American philosopher Judith Jarvis Thomson published the article ‘ Killing. Letting Die. and the Trolley Problem ’ where she first gave an example with a fat man who was shoved on the tracks by an observer who wants to save five persons from getting rundown by trolley. She needed this example, first, to argue with the solution of the trolley dilemma proposed by Philippa Foot in the context of the controversy with the doctrine of the double effect, and second, to compare the two events: killing and letting die. Thomson disputes the widespread point that killing is always worse than inactivity when an observer can help a dying person, but does not do so for any reason. From her point of view, consideration of moral dilemmas shows that there are situations where letting die will be a worse choice than life deprivation. As for the fat man’s dilemma, here the author is interested in the question, is it possible to rationally prove that you cannot shove a fat man onto the path? Having given several similar examples, Thomson formulates several arguments, including the argument that the fat man dilemma is essentially an attempt to distribute the threat among six characters, but the fact that the observer not only distributes the threat, but also generates a new threat to an innocent person. This is the first time Thomson’s article is published in Russian.

Текст научной работы на тему «Дж. Дж. Томсон: убийство, позволение умереть и проблема трамвая»

ДЖ. ДЖ. ТОМСОН: УБИЙСТВО, ПОЗВОЛЕНИЕ УМЕРЕТЬ И Неувязка ТРАМВАЯ

В 1976 г. южноамериканский философ Джудит Джарвис Томсон опубликовала статью «Убийство, позволение умереть и неувязка трамвая», где в первый раз привела пример с толстяком, которого сбрасывает на рельсы наблюдающий, желающий спасти пятерых человек от попадания под трамвай. Этот пример потребовался ей, во-1-х, чтоб поспорить с решением трамвайной проблемы, предложенной Ф. Фут в контексте полемики с доктриной двойного эффекта, во-2-х, для сопоставления 2-ух явлений: убийства и позволения умереть. Дж. Дж. Томсон оспаривает распространенное мировоззрение, что убийство всегда ужаснее, чем бездействие, когда наблюдающий может посодействовать умирающему, но не делает этого по какой-нибудь причине. С ее точки зрения, рассмотрение моральных проблем указывает, что есть ситуации, когда позволение умереть будет худшим выбором, чем лишение жизни. Что все-таки касается проблемы толстяка, то тут создателя интересует вопрос: можно ли правильно обосновать, что сбрасывать толстяка нельзя? Приведя несколько схожих примеров, Томсон определяет несколько аргументов, в том числе резон о том, что проблема толстяка, в сути, есть попытка распределить опасность меж шестью персонажами, но дело в том, что наблюдающий не только лишь распределяет опасность, да и порождает новейшую опасность для невинного человека. На российском языке статья Томсон публикуется в первый раз.

Ключевики: этика, мед этика, моральные проблемы, моральное мышление, убийство, позволение умереть, неувязка трамвая, последствия, Ф. Фут.

In 1976, the American philosopher Judith Jarvis Thomson published the article ‘Killing, Letting Die, and the Trolley Problem’ where she first gave an example with a fat man who was shoved on the tracks by an observer who wants to save five persons from getting rundown by trolley. She needed this example, first, to argue with the solution of the trolley dilemma proposed by Philippa Foot in the context of the controversy with the doctrine of the double effect, and second,

to compare the two events: killing and letting die. Thomson disputes the widespread point that killing is always worse than inactivity when an observer can help a dying person, but does not do so for any reason. From her point of view, consideration of moral dilemmas shows that there are situations where letting die will be a worse choice than life deprivation. As for the fat man’s dilemma, here the author is interested in the question, is it possible to rationally prove that you cannot shove a fat man onto the path? Having given several similar examples, Thomson formulates several arguments, including the argument that the fat man dilemma is essentially an attempt to distribute the threat among six characters, but the fact that the observer not only distributes the threat, but also generates a new threat to an innocent person. This is the first time Thomson’s article is published in Russian.

Key words: ethics, medical ethics, moral dilemmas, moral thinking, killing, letting die, trolley problem, consequences, Ph. Foot.

Вступление переводчика. Неувязка толстяка: действовать либо бездействовать?

Представьте, что вы стоите на мосту над трамвайными способами и видите, как потерявший управление трамвай летит на пятерых ничего не подозревающих людей. Они задумываются, что трамвай затормозит на остановке, но вы видите, что этого не произойдет. Единственный метод избежать катастрофы. это кинуть на пути что-то очень тяжелое, что приостановит неуправляемую машину. Но единственное тяжелое рядом с вами. это толстяк, который перегнулся через перила и с энтузиазмом смотрит за происходящим. Если вы его немного подтолкнете, то он свалится на рельсы, попадет под трамвай, приостановит его, сам умрет, но таким макаром вы спасете 5 жизней. Знакомый сюжет, не правда ли? Но у этого сюжета есть определенный создатель. южноамериканский философ Джудит Джарвис Томсон (р. 1929), придумавшая эту историю в статье 1976 г. «Убийство, позволение умереть и неувязка трамвая». Она выдумала ее не просто в силу энтузиазма к моральным парадоксам; толстяк и полтора 10-ка других примеров потребовались ей для обсуждения сложной этической задачи: что лучше. уничтожить либо позволить умереть? Казалось бы, ответ предельно ясен. Одно дело, когда кто-то насильно топит другого в озере, другое. когда жертва сама утопает, а наблюдающий глядит на нее с берега и не пробует по-

мочь. 1-ое. подсудное убийство, 2-ое. неподсудное бездействие; разве закон просит от обыденного человека выручать другого, рискуя собой? Может быть, в моральном плане это будет не наилучшим поступком, но не таким нехорошим, как убийство.

С первого взора так же можно оценить пример с толстяком: интуиция дает подсказку, что лучше допустить смерть пятерых, чем самому стать убийцей, столкнув толстяка на рельсы. Тот факт, что погибает не один, а пятеро, не должно поколебать нашу убежденность, что бездействовать в этом случае лучше, чем уничтожить. Но вспомним ситуацию, выдуманную Ф. Фут в ее известной статье «Проблема аборта и доктрина двойного эффекта». У трамвая отказывают тормоза, и он летит на пятерых человек, стоящих на рельсах. Шофер может предупредить трагедию единственным методом: повернув на заброшенный путь, на котором, не подозревая неудачи, посиживает один человек. Шофер может бездействовать, и пятеро умрут, но он может действовать, тогда и погибнет один. Мы все еще настаиваем, что уничтожить. всегда ужаснее, чем бездействовать? И, кстати, если шофер, спасая пятерых, все таки задавит 1-го человека, будет ли это убийством? То, что его деяния привели к погибели. непременно, но можем ли мы именовать водителя конкретно убийцей? А если в трамвае решение воспринимал не шофер (положим, он к этому времени свалился в обморок, заблокировав тормоза), а единственный пассажир? То событие, что агент в данном случае. не специалист, а случайный очевидец, снимает с него ответственность за действие/бездействие, и можно ли также на него повесить ярлычек убийцы?

Данные тут вопросы. только маленькая часть затруднений, вокруг которых крутится идея Дж. Дж. Томсон. Одна из ее задач.ответить на выводы, которые делает Ф. Фут в уже упоминаемой статье. Но для нас увлекательна не только лишь полемика 2-ух философов, а сначала умственный процесс, свершающийся в этой полемике, который можно именовать «моральным мышлением». Уже тот факт, что тыщи людей, интересующихся философией, разламывают голову над проблемами трамвая и толстяка, указывает, что создатели затронули нечто очень принципиальное, касающееся определения границ самой человечности. Внимательное исследование текста указывает читателю некие нюансы отношений меж людь-

ми, о которых он даже не додумывается, также предупреждает о вероятных коллизиях, неминуемых при грубом подходе к острым проблемам социальной практики. Моральное мышление устроено так, что не ставит целью отыскать конкретные ответы на задаваемые вопросы; быстрее, напротив, оно стремится уHonor наибольшее количество личных и личных причин. Его задачка заключается в другом, а конкретно. развить у человека чувствительность к состоянию других людей, которая поможет ему, взвесив все за и против, придти к принципиальным решениям. К огорчению, мир вокруг нас все почаще просит их принимать.

Перевод выполнен по источнику: [Thomson 1976: 204-217].

Убийство, позволение умереть1 и неувязка трамвая2

С моральной точки зрения может иметь огромное значение то, как наступает погибель, к примеру, по естественным причинам либо от рук другого человека. Имеет ли значение, был человек убит либо только ему дозволили умереть? Очень многие так задумываются: они задумываются, что убийство ужаснее, чем позволение умереть. Из этого они делают выводы в отношении абортов, эвтаназии и рассредотачивания дефицитных мед ресурсов. Другие задумываются, что это не так; они считают, что это видно, когда мы сконструируем пару случаев, которые, как это может быть, во всех других отношениях схожи, кроме того, что в одном случае агент убивает, а в другом. только дает возможность умереть.

1 В оригинале «letting die». Для российского языка более обычно слово «бездействие». В статье идет речь о таком бездействии, в итоге которого погибает человек. Но это слово не выражает точно тот класс поступков, о котором гласит создатель, потому переводчик тормознул на выражении «позволение умереть» (тут и дальше в подстраничных сносках. примечания переводчика).

(1) Альфред терпеть не может свою супругу и вожделеет ее погибели. Он выливает растворитель в ее кофе, убивая ее.

(2) Берт терпеть не может свою супругу и вожделеет ее погибели. Она выливает растворитель в собственный кофе (перепутав и думая, что это сливки). У Берта по счастливой случайности есть противоядие от растворителя, но он не дает его супруге; он позволяет ей умереть3.

Альфред убивает свою супругу из-за желания ее погибели; Берт позволяет собственной супруге умереть из-за желания ее погибели. Но то, что делает Берт, непременно, так же плохо, как и то, что делает Альфред. Таким макаром, убийство не ужаснее, чем позволение умереть.

Но на данный момент я склонна мыслить, что этот аргумент. нехороший. Сравните его с тезисом о том, что отрезать голову человеку не ужаснее, чем лупить человека по носу. «Альфреда знает, что, если она отрежет голову Альфреду, он умрет, и, желая, чтоб он погиб, она отрезает ее; Берта знает, что, если она стукнет Берта по носу, он умрет. Берт находится в особенном физическом состоянии. и, желая, чтоб он погиб, она лупит его по носу. Но то, что делает Берта, непременно, так же плохо, как то, что делает Альфреда. Потому отрубать голову человеку не ужаснее, чем лупить человека по носу». Нелегко точно сказать, что конкретно не так в этом аргументе, так как непонятно, что мы имеем в виду, когда говорим, что такая вещь, как отрубить человеку голову, ужаснее, чем лупить человека по носу. Аргумент выявляет, что мы не подразумеваем ничего, что определяло бы для каждой пары действий, фактических либо вероятных, одно из которых.удары по носу, другое. отрезание головы, и которые, как это может быть, схожи во всех других отношениях, почему 2-ое ужаснее первого. Либо, в конце концов, аргумент выявляет, что мы не можем ничего иметь в виду, когда определяем последующее: «Отрезать человеку голову ужаснее, чем лупить человека по носу», если мы желаем считать это за правду. Выбор, по-видимому, спорный, и формулировка, которая резвее всего приходит на мозг, может быть, такая: если вы сможете отрезать голову человеку либо стукнуть его в нос, и если при всем этом он находится в «нормальном» состоянии,

3 Ср.: [1Ъ0Ш80П 1973; также ср.: Тоо1еу 1972; ЯасИе^ 1975].

и если другие происшествия равны. для вас лучше не выбирать отрезание головы. Но нет необходимости вдаваться в подробности для наших целей. Независимо от того, что конкретно мы подразумеваем, говоря «отрезать голову человеку ужаснее, чем лупить человека по носу», это, непременно, а) не оспаривается вариантами Альфреды и Берты и б) подтверждается фактом, что если вы сможете на данный момент или отрезать мне голову, или стукнуть меня по носу, то для вас лучше не отрубать мне голову. Последнее утверждение. достоверно. Я не говорю, что для вас лучше избрать стукнуть меня по носу: лучше всего не делать ни того, ни другого. Также я не говорю, что не может быть так, что было бы допустимо избрать отрезание моей головы. Но если все, как обычно, то лучше не выбирать.

Я не осмелюсь полагать, что конкретно люди имеют в виду, говоря: «Убивать ужаснее, чем позволить умереть». Я думаю, что рассуждение из первого параграфа указывает, что они не могут иметь в виду под этим нечто для каждой пары действий, фактических либо вероятных, одно из которых. позволение умереть, а другое. убийство, и при всем этом схожих во всех других отношениях, что обусловило бы, что 2-ое ужаснее, чем 1-ое, другими словами они не сумеют этого сделать, даже если принимают это утверждение за правду. Я думаю, что и тут этот выбор под вопросом, и то, что они предполагают под этим. это то, что не опровергается вариантами Альфреда и Берта. И разве то, что они предполагают под этим, не подтверждается фактом. разве это не факт? что в последующем случае Чарльз не должен убивать, что он должен заместо этого позволить умереть.

READ  Stihl 180 Не Смазывается Цепь

(3) Чарльз. величавый хирург-трансплантолог. Один из его пациентов нуждается в новеньком сердечко, но у него относительно редчайшая группа крови. Случаем Чарльз выяснит о здоровом посетителе (healthy specimen) с таковой же группой крови. Чарльз может взять сердечко здорового гостя, убив его, пересадить собственному пациенту и спасти его. Либо он может воздержаться от изъятия сердца здорового гостя, позволив собственному пациенту умереть.

Мне следует представить, что большая часть людей согласятся с тем, что Чарльз не должен выбирать изъятие сердца 1-го человека ради спасения другого: он должен позволить собственному пациенту

умереть. И разве то, что они предполагают под этим, так же не подтверждается фактом. разве это не факт? что в последующем случае Дэвид не должен убивать, что он должен заместо этого позволить умереть?

(4) Дэвид. величавый хирург-трансплантолог. Пятерым его клиентам необходимы новые органы: одному сердечко, другим соответственно печень, желудок, селезенка и спинной мозг. но у их у всех относительно редчайшая группа крови. Случаем Дэвид выяснит о здоровом посетителе с таковой же группой крови. Дэвид может взять органы у здорового гостя, убив его, пересадить их своим клиентам и спасти их. Либо он может воздержаться от изъятия органов у здорового гостя, позволив своим клиентам умереть.

Даже если Дэвид не сумеет сделать выбор в пользу того, чтоб разобрать на органы 1-го ради спасения пятерых, непременно, что люди, которые молвят: «Убить ужаснее, чем позволить умереть», что бы они под этим ни предполагали, должны быть правы!

С другой стороны, есть восхитительная и при всем этом страшная трудность, которая противоречит обозначенной точке зрения. Филиппа Фут говорит4. и, кажется, верно. что в последующем случае Эдварду будет допустимо уничтожить.

(5) Эдвард. шофер трамвая, чьи тормоза только-только вышли из строя. На путях впереди него 5 человек; огораживания пути так высочайшие, что они не сумеют впору уйти с рельсов. У пути есть ответвление, ведущее на право, и Эдвард может повернуть на него трамвай. К огорчению, на этом пути находится один человек. Эдвард может повернуть трамвай, убив 1-го, либо он может не поворачивать трамвай и уничтожить пятерых.

Если то, что люди предполагают под фразой «Убить ужаснее, чем позволить умереть». правда, то как Эдвард сумеет решить повернуть трамвай?

Различие убийства и позволения умереть. это на самом деле та же замечательная и ужасная трудность: почему Эдвард может по-

4 В ее чрезвычайно содержательной статье [Foot 1967; русский перевод: Скворцов 2018]. Большинство моих примеров. это в большей или меньшей степени расширение ее примеров. См. также краткий ответ Дж. И. М. Энскомба [Anscombe 1967] в том же выпуске OxFORD Review.

вернуть трамвай, чтобы спасти пятерых, а Дэвид не может разобрать на органы здорового посетителя, чтобы спасти пятерых? Мне нравится называть это «проблемой трамвая» в Honor примера миссис Фут.

Собственное решение миссис Фут проблемы с трамваем заключается в следующем. Мы должны признать, что наши негативные обязанности, такие как обязанность воздерживаться от убийства, являются более строгими, чем наши позитивные обязанности, такие как обязанность спасать жизни. Если Дэвид ничего не делает, он нарушает позитивный долг спасти пять жизней; если он разберет на органы здорового посетителя, он нарушает отрицательную обязанность воздерживаться от убийства. Отрицательная обязанность воздерживаться от убийства не только более строгая, чем положительная обязанность спасать человека, но и более строгая, чем положительная обязанность спасти пятерых. Поэтому, конечно, Чарльз не может разрезать своего посетителя, чтобы спасти одного; и Дэвид не может его разрезать, даже чтобы спасти пятерых. Но случай Эдварда. другой. Если Эдвард «ничего не делает», то он ничего и не сделает; он убьет пятерых на пути впереди, поскольку он едет на трамвае прямо на них. Что бы Эдвард ни делал: повернул бы или не повернул, он убивает. Таким образом, для Эдварда нет конфликта между положительной обязанностью спасать пятерых и отрицательной обязанностью воздерживаться от убийства одного; для Эдварда существует конфликт между отрицательной обязанностью воздерживаться от убийства пятерых и отрицательной обязанностью воздерживаться от убийства одного. Но это не настоящий конфликт: отрицательная обязанность воздерживаться от убийства пятерых, безусловно, более строгая, чем отрицательная обязанность воздерживаться от убийства одного. Так что Эдвард может и даже должен повернуть трамвай.

Теперь я склонна думать, что миссис Фут ошибается относительно того, почему Эдвард может повернуть трамвай, но Дэвид не может резать здорового посетителя. Я говорю только, что Эдвард «может» повернуть трамвай, а не то, что он «должен»: моя интуиция подсказывает мне, что он не обязан его поворачивать, а для него лишь допустимо это сделать. Но это сейчас не важно:

во всяком случае, это для него допустимо. Почему? Сравним (5) с этим:

(6) Фрэнк. пассажир трамвая, чей водитель только что крикнул, что тормоза сломаны, и затем умер от удара. На трассе впереди пять человек; ограждения настолько высокие, что люди не смогут вовремя уйти с рельсов. У пути есть ответвление, идущее вправо, и Фрэнк может повернуть на него трамвай. К сожалению, на этом пути находится один человек. Фрэнк может повернуть трамвай, убив одного, или он может воздержаться от поворота трамвая, позволяя пятерым умереть.

НЕ ПОВТОРЯТЬ! Она режет вены из-за парня

Если Фрэнк поворачивает трамвай, он явно убивает человека, так же как и Эдвард, поворачивая трамвай, убивает человека: каждый, кто поворачивает трамвай на человека, по всей видимости, убивает его. Миссис Фут думает, что если Эдвард ничего не делает, он убивает пятерых, и я согласна с этим: если водитель трамвая направляет его на полной скорости на пятерых человек, он убивает их, даже если он сбивает их только потому, что его тормоза сломались. Но мне кажется, что если Фрэнк ничего не делает, он никого не убивает. В худшем случае он позволяет трамваю убить пятерых; он сам их не убивает, а только позволяет им умереть.

Но тогда, согласно принципам миссис Фут, конфликт для Фрэнка заключается между отрицательной обязанностью воздерживаться от убийства одного и положительной обязанностью спасать пятерых, как это было для Дэвида. По ее мнению, исходный долг.более строгий: его строгость должна была объяснить, почему Дэвид не мог разрезать на органы здорового посетителя. Согласно ее принципам, Фрэнк может повернуть трамвай не более, чем Дэвид может разрезать своего посетителя. Тем не менее я полагаю, что любой, кто думает, что Эдвард может повернуть свой трамвай, также думает, что Фрэнк может повернуть свой. Разумеется, тот факт, что Эдвард. водитель, а Фрэнк. единственный пассажир, не может объяснить столь большую разницу.

Итак, мы все еще нуждаемся в решении: почему Эдвард и Фрэнк могут повернуть свои трамваи, в то время как Дэвид не может резать здорового посетителя? Я думаю, чья-то интуиция может быть достаточно острой в этих вопросах. Предположим следующую ситуацию:

(7) Джордж находится на пешеходном мосту через трамвайные пути. Он разбирается в трамваях и видит, что тот, который приближается к мосту, потерял управление. На пути с обратной стороны моста находятся пять человек; ограждения настолько крутые, что они не смогут вовремя уйти с рельсов. Джордж знает, что единственный способ остановить вышедший из-под контроля трамвай. это сбросить очень тяжелый груз на пути. Но единственный доступный достаточно тяжелый вес. это толстяк, тоже следящий за трамваем с пешеходного моста. Джордж может толкнуть толстяка на рельсы перед трамваем, убив его, или он может воздержаться от этого, позволив пятерым умереть.

Предположительно Джордж не может толкнуть толстяка на трамвайный путь; он должен позволить пятерым умереть. Почему же тогда Эдвард и Фрэнк могут повернуть свои трамваи, чтобы спасти своих пятерых, в то время как Джордж должен позволить своим пятерым умереть? Кажется, что сталкивание Джорджем толстяка на рельсы очень похоже на то, как Дэвид разрезал бы здорового посетителя. Но верно ли это сходство?

Следующие примеры касаются разных областей.

(8) Гарри. президент, и ему только что сказали, что русские запустили атомную бомбу в направлении Нью-Йорка. Единственный способ предотвратить падение бомбы на Нью-Йорк. это сбить ее с пути, но в таком случае бомба упадет на Вустер. Гарри может ничего не делать, позволив всему Нью-Йорку умереть, или он может нажать на кнопку и сбить бомбу, уничтожив при этом весь Вустер.

(9) Ирвинг. президент, и ему только что сказали, что русские запустили атомную бомбу в направлении Нью-Йорка. Единственный способ предотвратить падение бомбы на Нью-Йорк. это сбросить одну из наших атомных бомб на Вустер: взрыв американской бомбы уничтожит российскую бомбу. Ирвинг может ничего не делать, позволяя всему Нью-Йорку умереть, или он может нажать кнопку, которая запускает американскую бомбу на Вустер, и полностью уничтожить его.

Большинство людей, я думаю, почувствовали бы, что Гарри может действовать в (8): он может сбить российскую бомбу с пути к Нью-Йорку на Вустер, чтобы минимизировать ущерб. (Обратите

внимание: если Гарри не собьет эту бомбу, он никого не убьет.точно так же, как Фрэнк никого не убьет, если он не повернет трамвай.) Но я думаю, что большинство людей почувствовали бы, что Ирвинг не должен сбрасывать американскую бомбу на Вустер: президент просто не может начать атомную атаку на один из своих городов, даже чтобы спасти крупный город от такой же атаки.

Почему? Я думаю, что здесь та же самая проблема.

Возможно, самое существенное различие между упомянутыми мною случаями, в которых агент может действовать, и случаями, в которых он может не действовать, заключается в следующем: в первых речь идет об отклонении угрозы от большой группы к меньшей группе, в последних речь идет о том, что для меньшей группы создается новая угроза. Но нелегко понять, почему это так принципиально. Я думаю, что принципиально, и есть предположение относительно того, почему, но это не более чем предположение.

Я думаю, нам поможет переход от несчастья к благам. Предположим, что умирают шесть человек. Пятеро стоят на берегу, на каменной глыбе, а один стоит дальше. По течению скользит легкий леденец, я бы его назвала Леденец здоровья (Health-Pebble): он излечивает все, что вас беспокоит. Одному человеку для излечения требуется целый Леденец здоровья; каждому из пяти требуется только его пятая часть. Сейчас Леденец плывет по направлению к одному человеку, и если ничего не будет сделано, чтобы изменить его курс, тот заберет его. Мы случайно плаваем поблизости и можем отклонить Леденец к пятерым. Допустимо ли для нас это сделать? Мне кажется, что для нас допустимо отклонить Леденец здоровья только тогда, когда один не имеет на него больше прав (has no more claim on it), чем кто-либо из пятерых.

Что может послужить причиной того, что один человек имеет на него больше прав, чем каждый из пяти? Не факт, что ею является вещь, о которой я думаю, а именно что леденец направляется к одному и он заберет его, если мы ничего не сделаем. Здесь не действует принцип моральной инерции5: нет необходимости primafa-■ 6

cie воздерживаться от вмешательства в существующее положение

5 Принцип моральной инерции. требование, запрещающее вмешиваться в естественный ход событий.

дел только потому, что оно является существующим положением дел. Вор, воровство которого мы пресекаем, не мог бы сказать после этого, что если бы не наше вмешательство, он мог бы получить вещи, ибо он имел право на них; дело не в том, что мы сравниваем право вора на вещи и право владельца на них, находим право владельца более весомым и, следовательно, вмешиваемся. просто грабитель не имеет права на эти вещи.

Леденец здоровья действительно может принадлежать одному человеку (он выпал из его лодки). Или он может принадлежать нам, и мы обещали его одному. Если что-то из этого имеет место, у него есть претензия на леденец в смысле права на него. Если он принадлежит одному человеку или если мы пообещали его только одному человеку, то он явно имеет больше прав на него, чем кто-либо из пяти, и мы не можем это отобрать у него.

Но я думаю, что слово «право» может быть использовано в более широком смысле. Например, предположим, что пятеро. злодеи, которые преднамеренно заразили смертельной болезнью одного, надеясь, что он умрет. (Потом они сами заболели.) Мне не кажется очевидным, что подобная история дает одному человеку право на леденец, но все же очевидно, что в каком-то смысле все это дает ему возможность претендовать на него, во всяком случае, больше, чем каждому из пятерых. Конечно, в любом случае каждый чувствует, что если речь идет о выборе между ними и другим, он должен это получить. Снова предположим, что шестеро играли в орлянку: они увидели леденец, плывущий по течению, согласились подбросить монетку за позиции на пляже и затем воспользоваться своими шансами. Теперь леденец плывет к одному из них. Мне не кажется, что подобная история дает право на леденец; но все же очевидно, что в каком-то смысле все это дает одному возможность претендовать на него, во всяком случае, больше, чем каждому из пятерых. (Хотя тот факт, что леденец плывет к кому-то, не дает ему больше прав на него. сложный факт, что плывущий леденец имеет определенный бэкграунд в виде орлянки, я думаю, дает ему больше прав. Если две группы согласились принять то, что происходит, и действовали добросовестно в соответствии с этим соглашением, я думаю, мы не можем вмешиваться.)

Оставляю открытым вопрос о том, какие еще обстоятельства могут дать одному больше прав на Леденец здоровья, чем каждому из пятерых. Тем не менее кажется достаточно ясным следующее: если один не имеет больше прав на него, чем каждый из пяти, мы можем отклонить леденец от него к пятерым. Если один не имеет на него больше прав, чем каждый из пяти, то для нас допустимо отклонить леденец, чтобы добиться того, чтобы он спас больше жизней, чем в случае, если бы мы не действовали.

Теперь Леденец здоровья принесет добро умирающим на берегу: если они его съедят, то выживут. Трамвай. это зло для живых людей на рельсах: если он их переедет, они умрут. И отклонение Леденца здоровья от одного к пятерым равнозначно отклонению трамвая от пяти на одного. Ибо, если леденец отклонен, одна жизнь потеряна, а пять спасены; и если трамвай отклонен, то также потеряна одна жизнь и пять спасены. Аналогия предполагает утверждение, что Эдвард (или Фрэнк) может повернуть трамвай, если и только если у одного нет больше прав против трамвая (has no more claim against the trolley), чем у каждого из пяти, то есть при этих обстоятельствах он может отклонить его, чтобы принести в жертву меньше жизней, чем было бы, если бы он этого не сделал.

Хотя было, по крайней мере, относительно ясно, какие вещи могут дать одному человеку больше прав на Леденец здоровья, менее ясно, что может дать одному человеку больше прав против трамвая. Тем не менее есть примеры, в которых достаточно ясно, что один имеет больше прав против трамвая, чем каждый из пяти. Предположим, что:

(i) пятеро на пути впереди. обычные путейские рабочие, ремонтирующие рельсы; они были предупреждены об опасностях своей работы, и им платят большие зарплаты, чтобы компенсировать опасность. Путь направо. тупик, не используемый в течение десяти лет. Мэр города поставил на него столы для пикника и пригласил выздоравливающих пациентов из ближайшей городской больницы пообедать там, гарантируя им безопасность от трамваев. Один. это выздоравливающий пациент, обедающий на запасном пути; ему никогда бы не пришло в голову обедать там, если бы не приглашение мэра и гарантия безопасности. И Эдвард (Фрэнк). мэр.

Ситуация (1) очень похожа на ситуацию, когда у нас есть плывущий по течению Леденец здоровья и мы пообещали его одному человеку. Если мы пообещали Леденец здоровья одному, а не пятерым, у одного больше прав на него, чем у каждого из пятерых, поэтому мы не можем отклонить леденец от него; если Эдвард (Фрэнк) пообещал, что ни один трамвай не переедет одного человека, и не дал этого обещания пятерым, то у этого одного есть больше прав против трамвая, больше прав, чтобы он не был сбит, чем у любого из пятерых, поэтому Эдвард не может повернуть на него трамвай.

Получается, я обманула: Эдвард и Фрэнк не могут поворачивать свои трамваи во всех возможных случаях (5) и (6). Почему казалось, что так и будет? В других возможных случаях, что бы вы ни указали в качестве их содержания, шесть человек на рельсах находились на одном уровне: там не было ничего известно о каждом из них, что помогло бы решить вопрос, допустимо или нет повернуть трамвай. В частности, вы тогда предполагали, что дело не в том, имеет ли один человек больше прав против трамвая, чем каждый из пятерых.

Сравним для контраста со следующей ситуацией:

(п) Все шестеро на путях. обычные рабочие, ремонтирующие рельсы. Как обычно, они тянут жребий, определяя участки работы. Один, который в итоге окажется на правом пути, только что случайно вытянул жребий с надписью «правый путь».

(ш) все шестеро. невинные люди, которых злодеи привязали к трамвайным путям: пятерых на одном пути, одного на другом.

Если (и) или (ш) верно, все шестеро находятся на одном уровне в следующем отношении: у одного нет больше прав против трамвая, чем у каждого из пятерых, поэтому трамвай может быть повернут.

(¡у) пятеро на путях впереди. обычные рабочие, ремонтирующие рельсы. На правом пути находится школьник, собирающий на рельсах камешки. Он знает, что не должен быть там: он перелез через забор, чтобы попасть на рельсы, игнорируя предупрежда-

ющие знаки, при этом думая: «Кто осмелится повернуть трамвай на школьника?»

Рискуя показаться жестокосердной по отношению к школьникам, я должна сказать, что думаю: если (Гу) верно, то трамвай не только может, но и должен быть повернут. Таким образом, мне кажется возможным доказать, что если, как я показала, (Гу) верно, то пятеро имеют больше прав против трамвая, чем один, трамвай не только может, но и должен быть повернут. Но для нынешних целей важно найти единственное, что делает позволительным поворачивать трамвай туда, куда допустимо.

Случай президента Гарри (8), конечно, похож на случай Эдварда и Фрэнка. Гарри также отклоняет то, что наносит вред, от большой группы к меньшей группе. И мое предположение состоит в том, что он может это сделать, поскольку (как мы можем представить) вустерцы не имеют больше прав против русской бомбы, чем ньюйоркцы.

Ситуация могла быть иной. Предположим, что на большой город спускается лавина. Можно ее отвести на маленький город? Мы можем это сделать? В этом случае. нет. Большой город находится в лавиноопасном районе. там очень велик риск схода лавин. Основатели большого города, когда его строили там, были предупреждены об этом риске, и все поселенцы, прежде чем обосноваться там, были об этом предупреждены. Но многие допустили этот риск и поселились там из-за красоты сельской местности и денег, которые можно заработать. Маленький город, напротив, не находится в лавиноопасном районе. там плоская местность на мили вокруг, и поселенцы селились в менее красивом городе с меньшими возможностями зарабатывать именно потому, что они не хотели подвергаться риску попасть в лавину. Здесь кажется очевидным, что мы не можем отвести эту лавину в маленький город, чтобы спасти большой город: жители маленького города имеют больше прав против лавины, чем жители большого города. И, может быть, дело в том, что Нью-Йорк оказался в зоне риска российской бомбардировки.

Факт, что для президента Гарри (8) допустимо отклонить атомную бомбу к Вустеру, выявляет нечто интересное. Миссис Фут попросила нас представить, что «один тиран угрожает применить

пытки к пятерым людям, если мы откажемся пытать одного». Затем она спрашивает: «Станет ли поступить так нашим долгом, если мы ему верим. » Конечно, нет; она заключает: «Если так, то каждый, кто хочет, чтобы мы сделали то, что считаем неправильным, должен лишь угрожать, что в противном случае он сам сделает то, что мы считаем еще более плохим. Таким образом, безумный убийца, который, как известно, выполняет свои обещания, может сделать нашим долгом убить невинного гражданина, чтобы он сам не убил двоих»7. Миссис Фут, разумеется, права. Но было бы неверным, если бы миссис Фут суммировала свои взгляды следующим образом: мы не должны делать грязную работу злодея для него. И это неверно в любом случае: предположим, что русским нет дела до Нью-Йорка. Город, который они в действительности хотят уничтожить. это Вустер. Но по какой-то причине они могут направить свою бомбу только на Нью-Йорк, что и делают, надеясь, что президент Гарри сам отклонит ее на Вустер. Мне кажется, что не имеет значения, какова их настоящая цель: хотят ли они попасть в Вустер или нет, Гарри все еще может отклонить бомбу на Вустер. Но при этом он делает грязную работу злодеев за них: если он отклонит бомбу, то уничтожит Вустер за них.

READ  Чем Заменить Батарею Шуруповерта

Точно так же не имеет значения, хотят или не хотят злодеи в (ш) смерти того, кто находится на правом пути: Эдвард и Фрэнк могут также повернуть свои трамваи на него. То, что злодей хочет убить группу, не дает им никаких прав против бомбы или трамвая, превосходящих те, которые есть у другой группы. То, что злодей хочет убить одну группу, не дает ей больше прав против бомбы или трамвая, чем другой группе.

Отрывки из примеров миссис Фут, которые я цитировала, относятся к злодеям, которые еще не начали осуществлять свою угрозу против кого-либо, но пока лишь угрожают: они еще не определили последовательность событий. например, запустили бомбу или отправили трамвай вниз по рельсам. такую, что если мы не действуем, группе будет причинен вред. Злодеи еще только сказали, что установят такую последовательность событий. Я не отрицаю, что наши действия происходят в неопределенности: кто-то, как по-

лагает миссис Фут, будет полностью уверен, что злодей сделает именно то, что он обещает сделать. Есть две вещи, которые в этом случае делают действие недопустимым. Во-первых, есть прямое утилитарное возражение против того, чтобы так делать: последнее, что нам нужно, это дать будущим злодеям повод думать, что они добьются успеха, если действительно скажут такие вещи8. Но это не уведет нас далеко: как я уже сказала, мы можем отвести уже созданную угрозу от одной группы к другой, и мы не хотим, чтобы будущие злодеи думали, что они преуспеют, если им удастся воплотить только такую последовательность событий. Поэтому второй пункт более важен: действовать в таких случаях. это не отклонять угрозу от одной группы к другой, а вместо этого создавать иную угрозу для другой группы. Именно к таким случаям мы теперь должны обратиться.

Эдвард и Фрэнк могут повернуть трамваи тогда и только тогда, когда у одного человека нет прав против трамвая больше, чем у каждого из пятерых. Почему же для Дэвида недопустимо разрезать здорового посетителя?

Я думаю, здесь поможет Леденец здоровья. Ранее я говорила: мы могли бы предположить, что один человек действительно владеет леденцом, плывущим по течению (он упал с его лодки). И я сказала, что в этом случае он имеет больше прав на него, чем каждый из пяти, так что мы не можем отклонить леденец от него к пятерым. Давайте предположим, что вопроса об отклонении больше нет: леденец уже приплыл, и один человек его забрал. Предположим, он уже положил его в рот. Или что он уже проглотил его. Мы, конечно, не можем вскрыть человека, чтобы вытащить леденец, даже если он еще не переварен и может быть использован для спасения пятерых. Аналогично Дэвид не может разрезать здорового посетителя, чтобы отдать его органы пятерым. Человек не может приобрести свои части так же, как он приобретает леденец, или машину, или рабочий стол деда, но части тела все равно ему принадлежат. Поэтому здоровый посетитель имеет больше прав на эти органы, чем каждый из пяти. точно так же, как если бы один

владел Леденцом здоровья, у него было больше прав на него, чем у каждого из пятерых.

Я не утверждаю и не утверждала, что мы никогда не можем взять у одного то, что ему принадлежит, и отдать пятерым. Возможно, есть ситуации, в которых мы можем даже взять у одного то, что ему нужно для жизни, чтобы отдать пятерым. Предположим, например, что этот здоровый посетитель стал причиной заражения пятерых недугами, из-за которых им нужны новые органы. он сознательно сделал это, надеясь, что пятеро умрут. Без сомнения, кодекс законов, разрешающий хирургу пересадку в таких ситуациях, будет открыт для злоупотреблений, и по данной причине это плохо; но мне кажется, это не было бы несправедливым.

Так что, вероятно, мы можем поставить на одну доску случай Дэвида со случаями Эдварда и Фрэнка и сформулировать это так: Дэвид может разрезать своего здорового посетителя и отдать его органы пятерым тогда и только тогда, когда здоровый посетитель не имеет больше прав на свои органы, чем каждый из пятерых. Это оставляет возможность для Дэвида (4) в некоторых случаях действовать.

Но я склонна думать, что о случае Дэвида можно сказать нечто большее. Ранее я предположила, что если Джордж (7) столкнет толстяка на трамвайный путь, он сделает нечто очень похожее на то, что делает Дэвид, если он разрежет здорового посетителя. И все же Джордж ничего не отнимал у одного, чтобы отдать это пятерым. Конечно, Джордж «заберет» жизнь толстяка, но это означает только то, что Джордж убил бы толстяка, а Эдвард и Фрэнк тоже кого-то убили. То же для Ирвинга в (9): если он бомбит вустерцев, он ничего не забирает у них, чтобы передать ньюйоркцам.

Более того, рассмотрим следующий вариант случая Дэвида:

(4′) Дональд. отличный диагност. Пятеро его пациентов умирают. Случайно Дональд узнает о здоровом посетителе; если Дональд разрежет его на части, то станет возможным запустить у пятерых особый физиологический процесс, который вылечит их. Дональд может разрезать здорового посетителя на части, убив его, но тем самым спасая своих пациентов. Или он может воздержаться от этого, позволив своим пациентам умереть.

В (4′) Дональду не нужно давать что-либо, принадлежащее здоровому посетителю, пятерым; в отличие от Дэвида, ему нужно только разрезать здорового посетителя на кусочки, которые затем можно выбросить. Тем не менее, по-видимому, при любых обстоятельствах Дэвид не может действовать, и Дональд также не может действовать.

В то же время в случаях Джорджа, Ирвинга и Дональда есть что-то еще, на что я не обратила внимания в случае Дэвида; и, возможно, эта вещь присутствует у Дэвида тоже.

Предположим, что в оригинальной истории, где леденец плывет по течению, мы по какой-то причине не можем отклонить леденец от одного человека к пятерым. Все, что мы можем сделать, если хотим, чтобы пятеро взяли его вместо одного. это столкнуть одного в воду и оттолкнуть от берега в то место, где леденец для него будет недоступен; или все, что мы можем сделать. это сбросить бомбу на одного; или все, что мы можем сделать, это разрезать его на куски.

Я полагаю, что могут быть обстоятельства, при которых для нас было бы позволительно сделать одно или другое из этих вещей применительно к одному, даже в обстоятельствах, которые включают то, что один владеет леденцом. Возможно, было бы допустимо сделать это, если один стал причиной заражения пятерых недугами, из-за которых им нужен леденец, и он сделал это сознательно, надеясь, что пятеро умрут. Однако важным моментом является следующее. Тот факт, что один не имеет больше (прав) на леденец, чем каждый из пятерых, делает для нас допустимым отклонить леденец от одного к пятерым, но это не делает позволительным нам сталкивать одного, бомбить его или резать на куски, чтобы пятеро получили леденец.

Почему? Есть замечательный, требующий распределения Леденец здоровья. Если мы ничего не сделаем, один получит его, а пятеро. нет, то есть один будет жить, а пятеро умрут. Мы убеждены, что лучше жить пятерым и одному умереть, чем жить одному, а пятерым умереть, поэтому лучше распределить данное благо так, чтобы его получили пятеро, а один. не получил. Если у одного человека нет больше прав на благо, чем у каждого из пятерых, он не может жаловаться, если мы что-то делаем, чтобы добиться

лучшего распределения; но он может жаловаться, если мы сделаем что-то с ним, чтобы добиться лучшего распределения.

#учитель показывает как нужно резать вены кошмар��

Если на берегу лежит красивая ракушка, и у нее нет владельца, я не могу пожаловаться, если вы положите ее в карман, чтобы отдать другому человеку, который получит от нее большее удовольствие, чем я. Но я могу жаловаться, если вы оттолкнете меня в сторону, чтобы получить возможность положить ее в карман и отдать другому человеку, который получит от нее большее удовольствие, чем я. Она бесхозна, так что вы можете делать с ней все, что необходимо для лучшего распределения. Но человек не является чем-то бесхозным, чтобы быть брошенным куда-то для лучшего распределения чего-то еще.

Плохо, когда распределение зависит от едущего на скорости трамвая. Если ничего не сделать, пятеро вытянут жребий, а один нет, пятеро умрут, а один будет жить. Мы убеждены, что было бы лучше пятерым жить, а одному умереть, чем жить одному, а умереть пятерым, и поэтому лучше было бы распределить плохую вещь так, чтобы ее получил один, а пятеро. нет. Если у одного человека нет больше прав против плохой вещи, чем у каждого из пятерых, он не может жаловаться, если мы что-то делаем с ней, чтобы добиться ее лучшего распределения, то есть для Эдварда и Фрэнка допустимо повернуть трамваи. Но даже если у человека нет больше прав против плохой вещи, чем у каждого из пятерых, он может жаловаться, если мы что-то делаем с ним, чтобы добиться ее лучшего распределения, то есть недопустимо, чтобы Джордж столкнул толстяка с моста на трамвайные пути.

Это правда, что если Эдвард и Фрэнк поворачивают трамваи, они не просто их поворачивают: они направляют трамваи на одного человека, они его сбивают и поэтому убивают. И если вы поворачиваете трамвай на человека, если вы его сбиваете и поэтому убиваете, вы определенно что-то с ним делаете. (Я не знаю, следует ли утверждать, что если вы отклоняете Леденец здоровья от одного, которому он нужен для выживания, а он бы получил его, если бы вы бездействовали, вы бы его убили; здесь возможно сказать, что вы его убили, и возможно сказать, что вы его не убили, а только вызвали его смерть. Это не имеет значения: даже если вы только вызвали его смерть, вы определенно с ним что-то сделали.) Разве

у них нет серьезных оснований для жалоб, как у толстяка Джорджа? Нет, поскольку Эдвард (Фрэнк) поворачивает трамвай на одного человека, и то, как он сбивает его и поэтому убивает. это не то, что он делает с этим человеком, чтобы добиться лучшего направления трамвая. Трамвай направляется лучшим образом, если под него попадет один; он сбивает одного и поэтому его убивает; и Эдвард не поворачивает трамвай на одного, он не сбивает и поэтому не убивает его, но чтобы добиться этого, он должен повернуть трамвай. Вы не добьетесь, чтобы вещь плавилась или ломалась, расплавляя или ломая ее; вы добьетесь, чтобы она таяла или ломалась (как это бывает), кладя ее на плиту или ударяя ее кирпичом. Точно так же вы не добьетесь, чтобы вещь досталась человеку, передавая ее ему; вы добиваетесь того, чтобы он ее получил (как это бывает), отклоняя ее, поворачивая ее, бросая. что угодно, но только чтобы передать это ему.

В отличие от этого Джордж, если он действует, делает что-то с толстяком (толкает его с моста на трамвайные пути), добиваясь лучшего распределения трамвая, а именно того, что один (толстяк) получает это вместо пятерых.

Еще немного следует сказать о различии, к которому я обращаюсь, если мое предположение будет принято. Частично нам мешает отсутствие теории действия, которая должна объяснять, в частности, что значит добиваться чего-то, делая что-то. Но, вероятно, мы можем опереться на интуицию: имеет ли значение в тех случаях, в которых должна распространяться угроза, то, распространяет ли ее агент, делая что-то для этого, или же он распространяет ее, делая что-то человеку.

Я думаю, что разница между случаями Гарри и Ирвинга та же самая. Гарри, если он действует, делает что-то с российской бомбой (отклоняет ее), чтобы минимизировать ущерб: ее получают немногочисленные вустерцы вместо многочисленных ньюйоркцев. Ирвинг, напротив, делает что-то с вустерцами (сбрасывает на них одну из наших бомб), чтобы добиться наилучшего попадания российской бомбы: вместо многочисленных жителей Нью-Йорка ее не получит никто. Следовательно, тот факт, что вустерцы не имеют больше прав против российской бомбы, чем ньюйоркцы, позволяет действовать Гарри, но не Ирвингу.

Если мы можем говорить о том, как лучше распределить болезнь, мы можем также сказать о Дональде, что, если он действует, он делает что-то со своим здоровым посетителем (разрезает его на куски), чтобы добиться лучшего распределения заболевания, угрожающего пятерым пациентам: вместо пятерых не убит (болезнью) никто.

Особая злобность в действиях Дэвида, если он действует, заключается в следующем: во-первых, он отдает пятерым то, что принадлежит одному (а именно части тела), а во-вторых, для того, чтобы добиться наилучшего распределения болезни, угрожающей пятерым, то есть чтобы добиться, чтобы вместо пяти убитых болезнью пациентов никто не был убит ей, он что-то делает с одним (а именно разрезает его на органы).

Убить хуже, чем позволить умереть? Я полагаю, то, что имеют в виду те, кто говорит это, вполне может быть правдой. Но я подозреваю, что они не имеют в виду достоверные факты, что есть пары действий, содержащих убийство и позволение умереть, где первое не хуже второго (например, пара, содержащая действия Альфреды и Берта), а также не имеют в виду достоверные факты, что есть случаи, когда агент может убить вместо того, чтобы позволить умереть (например, Фрэнк и Гарри). Я подозреваю, что они имеют в виду то, что подтверждается некоторыми случаями, когда агент не может убить вместо того, чтобы позволить умереть (например, Дэвид и Дональд). Поэтому, как я уже сказала, я думаю, что они могут быть правы. В целом я подозреваю, что миссис Фут и другие могут быть правы, когда говорят, что негативные обязанности. более строгие, чем позитивные. Но мы не сможем так решить, пока не выясним, к чему приводят такие вещи. Тем не менее я думаю, что они об этом не особо беспокоятся. Например, я полагаю, что большинство людей убеждены, что отрубать голову человеку хуже, чем бить человека по носу, и я думаю, что для нас это не более ясно, чем для тех, кто так утверждает. Это большой вопрос, и он вопрос для всех нас.

Тем не менее тезис о том, что убить хуже, чем позволить умереть, не может быть использован каким-либо простым механическим способом, чтобы сделать выводы об абортах, эвтаназии и распределении ограниченных медицинских ресурсов. Случаи должны

рассматриваться индивидуально. Если ничто иное не следует из предыдущего обсуждения, оно в любом случае может служить напоминанием, что существуют обстоятельства, при которых. даже если это правда, что убить хуже, чем позволить умереть. можно выбрать убийство вместо того, чтобы позволить умереть.

Скворцов А. А. Филиппа Фут: Проблема аборта и доктрина двойного эффекта // Философия и общество. 2018. № 2. С. 124-141.

Эдмондс Д. Убили бы вы толстяка? Задача о вагонетке: что такое хорошо и что такое плохо? М. : Изд-во Ин-та Гайдара.

Anscombe G. E. M. Who Is Wronged? // OxFORD Review. 1967. Vol. 5. Pp. 16-17.

Foot Ph. The Problem of Abortion and the Doctrine of the Double Effect // OxFORD Review. 1967. Vol. 5. Рр. 5-15.

Hodgson D. H. Consequences of Utilitarianism: A Study in Normative Ethics Legal Theory. New York : OxFORD University Press, 1967.

Kamm F. M. The Trolley Problem Mysteries. OxFORD : OxFORD University Press, 2015.

Rachels J. Active and Passive Euthanasia // New England Journal of Medicine. 1975. No. 292. January. Pp. 78-80.

Thomson J. J., Rights and Deaths // Philosophy and Public Affairs. 1973. No. 2(2). Winter. Pp. 146-159.

Thomson J. J. Killing, Letting Die, and The Trolley Problem // The Monist. 1976. Vol. 59. No. 2. April. Pp. 204-217.

Tooley M. Abortion and Infanticide // Philosophy and Public Affairs. 1972. No. 2(1). Pp. 37-65.

Покончить жизнь самоубийством. это лучший выход? Вы уверены?

Решить все проблемы с помощью самоубийства. такая мысль кажется вполне логичной в момент переживания расставания и других кризисов.

Но она не является логичной! И ощущение логичности возникает не оттого, что на самом деле нет других вариантов, а ввиду определенного душевного состояния.

Да, в зависимости от своего душевного состояния мы можем оценивать любую ситуацию совершенно по-разному! Сейчас Вы не видите выхода. Ваша боль кажется Вам неизлечимой, а счастье. невозможным. Или Вы не хотите другого счастья, Вам нужно только одно то, которое было или к которому Вы стремились.

Мы Вас прекрасно понимаем: всякому человеку знакомо такое состояние.

Кажется, что по другому не может быть. Что это состояние так же естественно, как для стеклянной бутылки естественно разбиться, упав на бетон.

Но дело в том, что Вы. не стеклянная бутылка. Ваш ресурс к изменениям, к выживанию и более того. к обретению радости колоссален. Вы сами не представляете, насколько.

Конечно, Вам трудно поверить, что уже сегодня Вы можете начать по-другому смотреть на вещи, по другому себя чувствовать и находить другие пути, получше суицида.

Мы понимаем это и не просим Вас поверить нам. Просто побудьте с нами. И для начала всего лишь посмотрите следующие короткие видео. Это не трудно!

Не мечтайте о том, что жизнь – сплошное счастье
Священник Андрей Лоргус
Если вы не хотите жить и ищете способы самоубийства, то это вовсе не означает, что из-за любви. Скорее, уход любимого человека просто служит вам поводом, оправданием для вашего желания покончить жизнь самоубийством. Вероятно, это далеко не единственная ситуация в жизни, с которой вы не хотите согласиться.
Читать дальше

Самоубийство — это попытка убить «чёрного человека»
Инок Максим (Смирнов)
Русский ученый XX века профессор Дмитрий Федорович Горбов, изучив истории самоубийств многих знаменитостей — художников, поэтов, музыкантов — пришел к выводу, что самоубийство — это убийство «черного человека» в себе. «Черный человек» — этот мрачный спутник измученной души, неотступно преследующий ее.
Читать дальше

Низкая самооценка приводит к патологической зависимости от другого
Психолог Ирина Рахимова
Мысль о самоубийстве не возникает на ровном месте, значит, в душе наболело. Расставание, особенно развод – это действительно тяжелая ситуация. После такого удара действительно тяжело восстановиться. Но в жизни каждого человека есть опыт принятия решения и преодоления своей слабости. Важно уметь обращаться к своему положительному опыту: в нужный момент вспомнить один из последних таких случаев, недавний поступок, который принес удовлетворение оттого, что был совершен по совести.
Читать дальше

Мысль покончить с собой приходит от бесов
Протоиерей Сергий Николаев
Любой наш поступок начинается с мыслей. И мы должны понимать, что помыслы могут к нам приходить от бесов. Ведь любому человеку понятно, что желание покончить жизнь самоубийством неестественно. Если человек не ощущает, что это ненормально, значит, он уже выпал из реальности.
Читать дальше

Самоубийство. Узнай себя!
Психолог Михаил Хасьминский
А что, у других нет скорбей? Почему тогда не все думают покончить жизнь самоубийством? У Ваших предков во многих поколениях было мало скорбей? Почему они избежали самоубийства и подарили жизнь Вам? Или эгоизм уже настолько силён, что о других и думать не хочется? Вспомните о тех, кому еще хуже, чем Вам. Помогите им!
Читать дальше

Жизнь прекрасна! (Покушающимся на самоубийство)
Писатель Антон Чехов
Когда ведут тебя в участок, то прыгай от восторга, что тебя ведут не в геенну огненную. Если тебя секут березой, то дрыгай ногами и восклицай: «Как я счастлив, что меня секут не крапивой!» Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не Отечеству.
Читать дальше